Коновод с баржи Провидение. Глава 2. Хозяева яхты «Южный Крест»

Мегрэ был не ниже ростом и не уже в плечах, чем англичанин. На набережной Орфевр ходили легенды о невозмутимости комиссара. Однако на этот раз спокойствие собеседника выводило его из терпения.

Казалось, спокойствие было девизом яхты. Начиная с матроса Владимира и кончая женщиной, которую только что так грубо разбудил владелец судна, каждый здесь казался равнодушным или отупевшим, как после страшной попойки.

Вот, например, одна подробность. Встав с дивана и ища пачку сигарет, женщина заметила на столе фотографию, которая за короткий переход от кафе «Флотское» до яхты успела вымокнуть.

– Мэри? – спросила она, слегка вздрогнув.

– Yes, Мэри.

На этом все кончилось. Она тут же вышла через дверь, которая вела в носовую часть яхты.

Вилли поднялся на палубу и склонился над люком. Салон был крошечный, переборки из полированного красного дерева тонкие, и с носовой части, вероятно, все было слышно, потому что владелец яхты, нахмурив брови, посмотрел в ту сторону и несколько нетерпеливо бросил:

– Ну что же, входите, Вилли.

И повернувшись к Мегрэ, резким голосом представился:

– Уолтер Лэмпсон, полковник Индийской армии в отставке.

Представляясь, он сухо поклонился и указал комиссару на банкетку.

– А этот господин? – спросил комиссар, повернувшись в сторону Вилли.

– Мой друг Вилли Марко.

– Испанец?

Полковник пожал плечами. Мегрэ всматривался в лицо молодого человека явно восточного типа.

– Грек по отцу, венгр по материнской линии.

– Я вынужден задать вам ряд вопросов, сэр Уолтер Лэмпсон, – сказал Мегрэ.

Вилли с развязным видом сидел на спинке стула и, покачиваясь, курил сигарету.

– Слушаю вас.

Но в тот момент, когда комиссар собрался открыть рот, владелец яхты осведомился:

– Кто же это сделал? Вам известно? – указал он на фотографию.

– Пока нет. Но вы можете помочь расследованию, если проинформируете меня кое о чем.

– Веревка? – снова спросил полковник, коснувшись рукой шеи.

– Нет. Убийца действовал руками. Когда вы видели миссис Лэмпсон в последний раз?

– Вилли…

Вилли, очевидно, был не последним человеком в жизни полковника. Он заказывал напитки и отвечал на вопросы, заданные полковнику. Он знал все.

– В Мо, в четверг вечером, – сказал он.

– И вы не сообщили об ее исчезновении в полицию?

Сэр Лэмпсон налил себе виски.

– Она была вольна делать, что ей захочется. Не так ли, Вилли?

Вилли кивнул.

– И часто она исчезала таким образом?

– Бывало.

Дождь барабанил по палубе над их головами. Сумерки уступили место ночи, и Вилли зажег электричество.

– Аккумуляторы заряжены? – спросил полковник по‑английски. – А то еще получится, как в тот раз.

Мегрэ старался уточнить многое, но ему все время мешали новые впечатления. Он невольно присматривался ко всему, думая одновременно обо всем, и от этого голова его была переполнена неясными мыслями.

Он был не столько возмущен, сколько стыдился за этого человека, который в кафе «Флотское», бросив взгляд на фото, заявил, даже не вздрогнув:

– Это моя жена.

Потом представлял себе незнакомку в халате, так спокойно спросившую:

– Мэри?

А теперь еще этот Вилли Марко раскачивается с сигаретой во рту, а полковник тревожится из‑за аккумуляторов.

У себя в кабинете Мегрэ чувствовал бы себя уверенней.

Здесь он начал с того, что без приглашения снял пальто и взял со стола фотографию, мрачную, как все снимки такого рода.

– Вы живете во Франции?

– Во Франции, в Англии, иногда в Италии. Я путешествую на своей яхте «Южный Крест».

– Вы сейчас прибыли из…

– Из Парижа, – ответил Вилли, которому полковник знаком велел отвечать. – Провели там две недели, а до этого – месяц в Лондоне.

– Вы жили на борту?

– Нет. Яхту мы оставили в Отейле, а остановились в гостинице «Распайль» на Монпарнасе.

– Полковник, его жена, вы и особа, которую я видел сейчас?

– Да. Эта дама – вдова чилийского депутата госпожа Негретти.

Сэр Лэмпсон раздраженно вздохнул и снова перешел на английский:

– Объясняйтесь побыстрее, иначе он просидит здесь до завтрашнего утра.

Мегрэ даже бровью не повел, только его вопросы стали теперь звучать чуть‑чуть грубее.

– Госпожа Негретти ваша родственница? – осведомился он у Вилли.

– Отнюдь нет!

– Значит, она вам совсем чужая – и вам, и полковнику. Не угодно ли вам будет объяснить, как расположены каюты?

Сэр Лэмпсон отпил глоток виски, кашлянул и зажег сигарету.

– В носовой части есть кубрик для экипажа, там ночует Владимир. Это бывший русский гардемарин. Служил на флоте у Врангеля.

– У вас есть еще матрос? Или слуга?

– Нет. Со всем справляется Владимир.

– А дальше?

– Между кубриком для экипажа и этим салоном – направо дверь в кухню, налево в туалет.

– Значит, вы все четверо ночевали в этой каюте?

– Не удивляйтесь. Здесь четыре спальных места. Видите эти две банкетки? Их можно превратить в диваны. А потом…

Вилли подошел к переборке и вытянул что‑то похожее на ящик; там оказалась постель.

– По одной с каждой стороны. Видите?

Мегрэ и в самом деле начал видеть яснее и понял, что скоро ему откроются все тайны этого странного мирка.

Глаза у полковника были мутные и влажные, как у пьяницы. Казалось, разговор его совсем не интересует.

– Что произошло в Мо? И прежде всего, когда вы туда прибыли?

– В Мо мы прибыли в среду вечером: это день ходу от Парижа. Туда мы захватили с собой двух приятельниц с Монпарнаса. Погода была прекрасная. Мы слушали музыку, танцевали на палубе. Около четырех утра я проводил наших приятельниц в отель: утром они должны были вернуться в Париж поездом.

– Где пришвартовался «Южный Крест»?

– Возле шлюза.

– Что было в четверг?

– Мы проснулись поздно, нас разбудил подъемный кран, который грузил камни на баржу, совсем рядом с нами. Мы с полковником выпили аперитив. Затем, после двенадцати… Минутку, сейчас вспомню… Полковник спал. Я играл в шахматы с Глорией. Глория – это госпожа Негретти. Да. Мне помнится, Мэри пошла прогуляться.

– Она больше не возвращалась?

– Как же! Пообедала здесь, на борту. Полковник предложил провести вечер в дансинге, но Мэри отказалась. Когда вернулись около трех ночи, ее здесь уже не было.

– И вы не стали ее искать?

Сэр Лэмпсон барабанил кончиками пальцев по полированному столу.

– Полковник же сказал вам, что его жена вольна была уходить и приходить, когда ей заблагорассудится. Мы ждали ее до субботы, а потом пошли дальше. Маршрут ей был известен, и она знала, где сможет догнать нас.

– Вы отправляетесь на Средиземное море?

– Да, на остров Поркероль, где мы проводим большую часть года. Полковник купил там бывший форт – «Маленький лангуст».

– А в пятницу в течение дня все оставались на борту?

Вилли, поколебавшись, чуточку торопливо ответил:

– Я ездил в Париж.

– Зачем?

Он засмеялся неприятным смехом, губы его неестественно скривились.

– Я говорил вам о наших двух приятельницах. Мне захотелось их повидать. Во всяком случае, одну из них.

– Можете назвать их фамилии?

– Только имена: Сюзи и Лиа. Они каждый вечер бывают в «Куполе». Живут в гостинице на углу улицы Гранд‑Шомьер.

– Профессионалки?

– Славные бабенки.

Дверь открылась. Вошла г‑жа Негретти в зеленом шелковом платье.

– Мне можно войти?

Полковник пожал плечами: к этому времени он уже выпил третий стакан виски, и почти неразбавленного.

– Вилли, спросите относительно формальностей.

Мегрэ понял без переводчика. Его начинала раздражать эта дерзкая и небрежная манера беседовать.

– Само собой разумеется, вы прежде всего должны опознать труп. После вскрытия, конечно, получите разрешение на похороны.

– Можно ехать сейчас? Здесь есть гараж, чтобы нанять машину?

– Только в Эперне.

– Вилли, позвоните и закажите машину. Сейчас же!

– Телефон есть в кафе «Флотское», – сообщил Мегрэ, пока молодой человек с явной неохотой надевал дождевик.

– Где Владимир?

– Только что я слышал, как он вернулся.

– Скажите ему, что обедать будем в Эперне.

Г‑жа Негретти, полная, с черными блестящими волосами и светлой кожей, сидела в углу и, подперев рукой подбородок, не то с отсутствующим, не то с задумчивым видом слушала разговор.

– Едете с нами? – спросил полковник Лэмпсон.

– Не знаю. Дождь не перестал?

Мегрэ и так был раздражен, а следующий вопрос полковника привел его в негодование.

– Как вы думаете, сколько дней потребуется на все это? – спросил Лэмпсон.

Комиссар сердито буркнул:

– Вы имеете в виду похороны?

– Трех дней достаточно?

– Если судебные медики дадут разрешение на предание земле, а следователь не будет возражать, думаю, вы сможете провернуть все за сутки.

Почувствовал ли полковник горькую иронию в этих словах?

А Мегрэ вдруг захотелось еще раз внимательно рассмотреть фото.

– Выпьете чего‑нибудь?

– Нет, спасибо.

– Ну, тогда… – Сэр Уолтер Лэмпсон поднялся, давая понять, что он считает разговор оконченным, и крикнул:

– Владимир, костюм!

– Сожалею, но мне придется задать вам еще кое‑какие вопросы, – спокойно остановил его комиссар. – Быть может, даже тщательно осмотреть яхту.

– Завтра. А сейчас – в Эперне. Сколько времени придется ждать машину?

– Я останусь здесь одна? – испугалась г‑жа Негретти.

– С Владимиром. А можете ехать с нами.

– Я не одета.

В каюту ворвался Вилли, на ходу стаскивая мокрый дождевик.

– Машина будет здесь через десять минут.

– Итак, комиссар, – полковник указал на дверь, – нам надо одеться…

Мегрэ был взбешен, он охотно разбил бы сейчас кому‑нибудь физиономию. Уходя, он услышал, как за ним захлопнулся люк.

Снаружи виден был лишь свет восьми иллюминаторов и сигнального фонаря на мачте. Метрах в десяти вырисовывалась широкая кормовая часть какой‑то баржи, а слева на берегу – большая куча угля.

Может быть, это только казалось Мегрэ, что дождь льет с удвоенной, утроенной силой и что он никогда еще не видел такого черного неба и так низко нависших туч.

Он направился в кафе «Флотское». Как только он вошел в зал, голоса разом смолкли. Речники сидели вокруг чугунной печки. Смотритель шлюза пристроился у стойки возле дочки хозяина кафе, высокой рыжей девушки в сабо.

На столиках, покрытых клеенкой, в беспорядке стояли бутылки и стопки.

– Это действительно его жена?

– Да. Пива мне, пожалуйста. Впрочем, нет. Чего‑нибудь горяченького. Я выпил бы грогу.

Комиссар представлял себе, как все три действующих лица одеваются сейчас в тесном салоне, представил он себе и Владимира.

Подумал он также о многом другом, но лениво и не без отвращения.

Речники мало‑помалу разговорились. Служанка принесла стакан с горячим грогом и при этом слегка задела фартуком плечо Мегрэ.

Комиссар мысленно побывал на шлюзе в Мо. Как и шлюз в Дизи, шлюз этот соединяет Марну и канал в том месте, где расположен порт, всегда забитый тесно стоящими баржами.

Среди баржей, сияя огнями, стоит яхта «Южный Крест», а две девицы с Монпарнаса, тучная Глория Негретти, г‑жа Лэмпсон, Вилли и полковник танцуют на палубе под звуки патефона и пьют вино…

В углу кафе двое мужчин в синих блузах ели колбасу, которую, как и хлеб, резали карманным ножом и запивали красным вином.

Кто‑то рассказывал о несчастном случае, происшедшем утром у «свода» – так называлось место, где канал, пересекая самую высокую часть плато Лангр, уходит под землю и течет так на протяжении восьми километров.

Какой‑то речник запутался в веревке, которую тащат за собой лошади. Он кричал, но коновод не услышал, и, когда кони тронулись, упал в воду.

В тоннеле не было света. На судне горел только сигнальный фонарь, и на воде мерцали едва заметные блики. Брат речника – баржа называлась «Два брата» – прыгнул за борт. Нашли только одного, но он был уже мертв. Другого еще ищут.

Долг за судно они погасили бы через два года, но теперь, кажется, согласно договору, их жены вообще не будут платить.

В зал вошел шофер в кожаной фуражке, поискал глазами.

– Кто заказывал машину?

– Я, – отозвался Мегрэ.

– Мне пришлось оставить ее на мосту. У меня нет желания свалиться в канал.

– Обедать будете здесь? – осведомился хозяин у комиссара.

– Пока не знаю.

Он шел рядом с шофером. Яхта «Южный Крест», выкрашенная в белый цвет, выделялась молочным пятном, и двое мальчишек с соседней баржи, несмотря на ливень, с восхищением разглядывали ее.

– Жозеф! – раздался женский голос. – Веди‑ка брата сюда. Сейчас тебе попадет!

– «Южный Крест», – прочел шофер на носу яхты. – Они что, англичане?

Мегрэ поднялся по сходням и постучал. Дверь открыл уже готовый к поездке Вилли в очень элегантном темном костюме. Полковник с багровым лицом сидел еще без пиджака, а Глория Негретти завязывала ему галстук.

В каюте пахло одеколоном и бриллиантином.

– Машина подъехала? – спросил Вилли. – Она здесь?

– На мосту, в двух километрах отсюда.

Мегрэ в каюту не вошел. До негр доносились обрывки английской речи – это полковник о чем‑то спорил с молодым человеком.

Наконец Вилли вышел и объявил:

– Он не хочет шлепать по грязи. Владимир спустит сейчас шлюпку. Мы подойдем к вам туда.

– Ну и ну! – проворчал шофер.

Через пятнадцать минут он и Мегрэ уже ходили взад и вперед по каменному мосту возле машины с притушенными фарами. Прошло около получаса, прежде чем заурчал маленький двухтактный мотор.

Раздался голос Вилли:

– Вы здесь, комиссар?

– Да, здесь.

Лодка с навесным мотором описала круг и причалила.

Владимир помог полковнику сойти на берег и условился, где встречать хозяина.

В машине сэр Лэмпсон не произнес ни слова. Несмотря на свою тучность, он был удивительно элегантен. Очень ухоженный, флегматичный, настоящий джентльмен, какими их изображали на гравюрах прошлого века.

Вилли Марко курил сигарету за сигаретой.

– Ну и колымага! – вздыхал он на каждом ухабе.

Мегрэ заметил у него на пальце платиновый перстень с огромным бриллиантом.

Когда въехали на сверкающие улицы города, шофер полюбопытствовал:

– Куда везти?

– В морг, – ответил комиссар.

Все произошло очень быстро. Полковник почти не раскрывал рта.

Все двери были уже заперты. Послышался скрип замков. Пришлось зажечь свет.

Мегрэ подошел первый и откинул простыню.

– Yes.

Вилли был, казалось, взволнован сильнее всех.

– Вы ее узнаете?

– Конечно, это она. Как она…

Не закончив фразы, он заметно побледнел. Губы у него вдруг высохли. Если бы комиссар тут же не вывел его на воздух, ему, несомненно, стало бы дурно.

– Вы не знаете, кто это сделал? – выдавил полковник.

Лишь теперь комиссар уловил тревогу у него в голосе. А может быть, причиной тому были бесчисленные порции виски?

Они стояли на тротуаре в скудном свете единственного фонаря, перед машиной, шофер которой остался за рулем.

– Пообедаете с нами? – спросил сэр Лэмпсон у Мегрэ, даже не повернувшись в его сторону.

– Благодарю, но раз уж я здесь, лучше займусь делами.

Полковник поклонился и не стал настаивать.

– Пойдемте, Вилли, – бросил он.

Мегрэ еще минуту постоял на пороге, а молодой человек, посовещавшись с полковником, наклонился к шоферу. Он решил узнать, какой ресторан в городе считается лучшим.

Мимо них шли люди, пролетали позванивая освещенные трамваи. В нескольких километрах отсюда тянулся канал, а у шлюзов дремали баржи, которые в четыре утра уйдут своим путем, унося с собой запах горячего кофе и конюшни.

Оставить свой комментарий

Пожалуйста, введите ваше имя

Ваше имя необходимо

Пожалуйста, введите действующий адрес электронной почты

Электронная почта необходима

Введите свое сообщение

Европейский, криминальный © 2014 Все права защищены

История пиратства