Бар Либерти. Глава 11. Любовная история

Сидевший закинув ногу на ногу, Мегрэ принял более строгую позу и, посмотрев в глаза собеседника, протянул ему гербовый лист бумаги.

– Можно взглянуть?.. – спросил Гарри Браун, кинув беспокойный взгляд на заднюю дверь, за которой находились секретарь и машинистка.

– Это ваше.

– Я хочу вас заверить, что готов выплатить им компенсацию… Скажем, по сто тысяч франков каждой… Вы меня понимаете?.. Вопрос не в деньгах, важно избежать скандала… Если эти четыре женщины явятся туда и…

– Понимаю.

Из окна открывался вид на пляж Жуан‑ле‑Пена: множество людей в пляжных костюмах загорали, лежа на песке, три девушки под наблюдением высокого и худого тренера выполняли гимнастические упражнения, а вдоль берега, от одной группы отдыхающих к другой, шел алжирец с корзинкой арахиса.

– Как вы считаете, сотня тысяч франков…

– Очень хорошо! – произнес Мегрэ, вставая.

– Вы не притронулись к бокалу.

– Благодарю вас.

Гарри Браун, вежливый, напомаженный, заколебался на какое‑то мгновение, но потом все‑таки решился:

– Признаться, господин комиссар, я посчитал вначале, что вы настроены враждебно по отношению ко мне… Во Франции…

– Да…

Мегрэ направился к двери. Браун двинулся вслед за ним, продолжая говорить, но уже не столь уверенным тоном:

– …скандал не имел бы такого резонанса, как…

– Доброй ночи, месье!

Мегрэ поклонился, не протянув руки, и вышел из гостиничного номера, где только и делали, что ворочали делами по продаже и купле шерсти.

– Во Франции… Во Франции… – проворчал комиссар, спускаясь по лестнице, покрытой пурпурной ковровой дорожкой.

Ну и что, Франция? Как назвать отношения Гарри Брауна с той женщиной с мыса Ферра?

Любовная история!

А тогда… вся эта история с Уильямом, с Жажа и Сильви?..

 

И Мегрэ брел вдоль пляжа, обходя полуголые загорелые тела в разноцветных купальниках и плавках.

Возле кабинки тренера‑физкультурника его ждал Бутиг.

– Ну и как?

– Дело закрыто!.. Уильям Браун убит неизвестным преступником, пытавшимся завладеть его бумажником.

– Но ведь…

– Что?.. Чем меньше шума, тем лучше!.. А значит…

– И все‑таки…

– Чем меньше шума, тем лучше! – повторил Мегрэ, следя за тем, как по ровной голубой глади неслись несколько каноэ.

– Вы видите вон ту молодую женщину в зеленом купальнике?

– У нее худые бедра.

– Ну так вот! – торжествующе воскликнул Бутиг. – Вам нипочем не догадаться, кто это… Дочка Морроу…

– Морроу?

– Бриллиантового короля… Он входит в дюжину самых богатых людей мира…

Солнце пекло нещадно. Темный костюм Мегрэ выделялся ярким пятном среди голых тел. С веранды казино накатывала волнами музыка.

– Вы не хотите выпить?

В петличке серого костюма Бутига красовалась алая гвоздика.

– Я же вам сказал, что здесь…

– Да… Здесь…

– Вам тут разве не нравится?

И комиссар картинным жестом обвел всю раскинувшуюся перед ними бухту: удивительной синевы море, мыс Антиб с выглядывающими из‑за зелени белоснежными виллами, желтое, напоминавшее тушеную капусту со сметаной, здание казино, пальмы набережной…

– А вот тот толстяк, видите, в полосатой маечке, является владельцем наиболее влиятельной немецкой газеты…

В ответ Мегрэ, чьи глаза после бессонной ночи приняли серо‑зеленый оттенок, недовольно пробурчал:

– Ну и что с того?

– Доволен, что я приготовила треску в сметане?

– Еще как!

Бульвар Ришар‑Ленуар. Квартира Мегрэ. За окном виднеются еще голые каштаны с редкими листочками.

– Ну и что это была за история?

– Любовная история! Но мне велели: «Чем меньше шума, тем лучше!»…

Положив локти на стол, он с аппетитом уплетал треску. И отвечал на вопросы жены с набитым ртом.

– Одному австралийцу надоела до смерти Австралия со всеми ее овцами…

– Не понимаю.

– Австралийцу захотелось погулять, он так и поступил.

– Ну а потом?

– Потом? Да ничего!.. Он погулял, а его жена, дети и шурин оставили его без средств…

– Это неинтересно!

– Точно! Как я и говорил… Он стал жить на Лазурном берегу…

– Говорят, там очень красиво…

– Изумительно!.. Снял виллу. А затем ему стало одиноко, и он привел туда женщину…

– Я, кажется, начинаю кое‑что понимать!

– Да тут еще рано что‑либо понимать!.. Передай‑ка мне соус… Луку маловато.

– Это просто парижский лук, вкуса никакого. Я целый фунт положила. Продолжай…

– Женщина устроилась на вилле и пригласила к себе мать…

– Свою мать?

– Да… После этого всякое очарование улетучилось, и австралиец начал искать развлечений на стороне…

– И завел любовницу?

– Ты что‑то путаешь! Любовница у него уже имелась! Да еще с матерью в придачу. Он отыскал бар и славную старуху, которая вместе с ним пила.

– Вместе с ним пила?

– Да! Напившись, они смотрели на мир по‑иному. А главное – становились центром этого мира. И принимались рассказывать друг другу всевозможные истории…

– А что потом…

– Славная старуха поверила, что произошло чудо.

– Какое чудо?

– Что нашелся человек, который ее полюбил!.. Что отыскалась родственная душа!.. Ну и все такое прочее!..

– А что прочее?

– Ничего!.. Это была дружная пара! Одного возраста… Обоим доводилось здорово надираться…

– Что доводилось?..

– И была еще одна девушка, которую они опекали… По имени Сильви… Вот старик и втюрился в эту самую Сильви…

Госпожа Мегрэ с укоризной посмотрела на мужа:

– Что это ты плетешь?

– Правду! Он втюрился в Сильви, а Сильви ему все время отказывала из‑за старухи. А потом все‑таки согласилась, потому что австралиец был крупной персоной.

– Я не понимаю…

– Не важно… Австралиец и малышка оказались вместе в гостинице…

– Обманули старуху?

– Именно! Видишь, ты все прекрасно понимаешь! А в результате старуха поняла, что она теперь и гроша ломаного не стоит, и убила любовника… Треска была просто восхитительной…

– Я все‑таки не понимаю…

– Что ты не понимаешь?

– Почему же тогда не арестовали старуху? Ведь в конце концов она же…

– Вовсе нет!

– Как это – вовсе нет?

– Передай мне то блюдо… Мне сказали: «Чем меньше шума, тем лучше!»… Иначе говоря – никаких громких историй! Потому как сын, жена и шурин австралийца – люди весьма влиятельные… Способные за очень большую цену выкупить любое завещание…

– А что это за завещание, о котором ты только что упомянул?

– Это слишком сложно объяснять… Короче говоря, любовная история… Старая женщина убивает старого любовника, потому что он обманул ее с молодой.

– И что стало с этими женщинами?

– Старухе осталось жить месяца три‑четыре… Смотря сколько она будет пить…

– Сколько она будет пить?

– Да… Потому что ко всему прочему это еще история про пьянство…

– Как все запутано!

– Еще больше, чем тебе кажется! Старуха, убившая любовника, умрет через три или четыре месяца, а может, через пять или шесть, с распухшими ногами в тазике.

– В тазике?

– А ты прочти в медицинском справочнике, как умирают от водянки.

– А молодая?

– Она еще более несчастная… Потому что любила старуху как родную мать… Да и кота своего тоже любит…

– Своего кого?.. Какого кота? Ничего не понимаю… У тебя такая странная манера рассказывать…

– А кот непременно проиграет двадцать тысяч франков на скачках! – невозмутимо продолжал Мегрэ, орудуя вилкой и ножом.

– Какие еще двадцать тысяч франков?

– А не важно!

– Я уже совсем запуталась!

– Я тоже… Или наоборот, я слишком хорошо все понял. Мне ведь сказали: «Чем меньше шума, тем лучше!»… Баста!.. Не будем больше об этом… Просто еще одна жалкая любовная история с грустным концом… – И он неожиданно сменил тему: – А каких‑нибудь овощей нет?

– Я хотела цветной капусты, но…

А Мегрэ тут же мысленно перефразировал на свой лад слова жены:

«Жажа хотела любви, но…»

Оставить свой комментарий

Пожалуйста, введите ваше имя

Ваше имя необходимо

Пожалуйста, введите действующий адрес электронной почты

Электронная почта необходима

Введите свое сообщение

Европейский, криминальный © 2014 Все права защищены

История пиратства