Ночь на перекрестке. Глава 7. Дважды раненый

Карла Андерсена отнесли в его комнату. Один из инспекторов освещал путь лампой. Раненый не стонал и не шевелился. Когда его положили на кровать, Мегрэ склонился над ним и заметил, что веки Карла были полуоткрыты.

Андерсен узнал комиссара, слегка оживился и прошептал, взяв его за руку:

– Где Эльза?..

Та стояла на пороге комнаты, застыв в тревожном ожидании. Лицо у нее осунулось.

Вид у Карла был весьма впечатляющим: он где‑то потерял монокль, здоровый глаз горел лихорадочным огнем, резко отличаясь от неподвижного искусственного.

Из‑за слабого освещения все происходящее вокруг казалось таинственным. Снаружи слышалось, как гравий хрустел под ногами полицейских, обыскивающих парк.

Эльза смущенно и робко приблизилась к брату после того, как Мегрэ жестом разрешил ей подойти к кровати раненого.

– Думаю, у него очень скверная рана! – выразил свое мнение Люка.

Эльзд, должно быть, услышала его слова. Она посмотрела на полицейского, еще ближе подошла к Карлу, который заворожено смотрел на нее, пытаясь приподняться на постели.

Тогда она разрыдалась, быстро выбежала из комнаты, вернулась в свою спальню и вся в слезах бросилась на диван.

Мегрэ сделал знак Люка, чтобы тот не упускал Эльзу из виду, а сам занялся раненым. Он ловко, словно ему часто приходилось это делать, снял с Карла пиджак, затем жилет.

– Успокойтесь… Врача вызвали… Эльза в своей комнате.

Андерсен молчал. Он, снедаемый необъяснимой тревогой, озирался вокруг себя, словно хотел решить какую‑то загадку, раскрыть глубокую тайну.

– Сейчас я вас допрошу… Но…

Комиссар склонился над обнаженным датчанином, хмуря брови.

– В вас стреляли дважды… Эта рана на спине уже давняя…

Рана выглядела ужасно. Пуля сорвала десять квадратных сантиметров кожи. В месте ранения тело было как будто рассечено и обожжено, оно опухло и покрылось коркой запекшейся крови. Ранение, видимо, было получено несколько часов назад.

Вторая пуля вошла под левую лопатку, и, промывая эту свежую рану, Мегрэ заметил, что из нее выпал сплющенный кусочек свинца.

Комиссар без труда установил, что пуля была не от револьвера, а от карабина, как и та, которой убили мадам Гольдберг.

– Где Эльза?.. – прошептал раненый, стараясь не морщиться от боли.

– Она у себя в комнате… Лежите спокойно… Вы видели того, кто только что напал на вас?

– Нет…

– А первого?.. Где в вас тогда стреляли?

Андерсен сморщил лоб, открыл рот, собираясь что‑то ответить, но затем передумал. Видимо, он очень устал и едва заметным жестом левой руки дал понять комиссару, что ему сейчас трудно говорить.

– Как вы оцениваете его состояние, доктор?..

Полутьма раздражала. В доме имелись лишь две керосиновые лампы: одну поставили в комнате раненого, другая находилась в спальне Эльзы.

Внизу залегли свечу, которая освещала едва лишь четверть гостиной.

– Если не возникнут непредвиденные осложнения, он выкарабкается… Наиболее опасно первое ранение… Его нанесли где‑то в начале второй половины дня или поздним утром… Стреляли из браунинга в спину с близкого расстояния. Да, совершенно точно, в упор!.. Я даже думаю, что ствол упирался в спину… Пострадавший пытался увернуться от выстрела… Поэтому пуля прошла вкось и задела лишь ребра… Кровоподтеки и царапины на плече, руках и коленях появились, должно быть, также в момент нападения…

– А вторая пуля?..

– Она раздробила лопатку. Раненого нужно оперировать уже завтра… Могу дать вам адрес одной клиники в Париже… Здесь в районе тоже есть клиника, но если у пострадавшего имеются средства, то лучше оперировать в Париже…

– После первого ранения он мог двигаться?

– Вполне возможно… Пуля не задела ни одного жизненно важного органа, и, чтобы двигаться, раненому нужны были лишь сила воли и энергия… Боюсь только, что плечевой сустав у него потеряет подвижность…

Полицейские ничего не обнаружили в парке и готовились предпринять более тщательные поиски как только рассветет.

Несколько минут спустя Мегрэ вошел в комнату Андерсена, который при виде комиссара облегченно вздохнул.

– Эльза?..

– Она у себя, я же говорил вам об этом уже два раза.

– Почему в меня стреляли?

Во взгляде датчанина по‑прежнему читалась необъяснимая тревога, его лицо оставалось озабоченным.

– У вас есть враги?

– Нет.

– Вам нельзя волноваться… Расскажите мне хотя бы о первом нападении… Ну, ну, спокойнее… Поберегите себя…

– Я ехал к «Дюма и сыну»…

– Но вы туда не добрались…

– И тем не менее я направлялся туда!.. У Орлеанских ворот какой‑то человек сделал мне знак остановить машину…

Карл попросил пить, выпил большой стакан воды и продолжил свой рассказ, глядя в потолок:

– Он сказал мне, что служит в полиции. Даже показал удостоверение, но я на него и не взглянул. Он приказал ехать через Париж в сторону дороги на Компьень, утверждая, что я должен участвовать в очной ставке с одним свидетелем.

– Как он выглядел?..

– Высокого роста, на голове – мягкая серая шляпа. Недалеко от указателя на Компьень автострада проходит через лес… На повороте я почувствовал, как что‑то ударило меня в спину… Этот тип схватился одной рукой за руль, а другой – вытолкнул меня из машины… Я потерял сознание… Очнулся в кювете… Машины уже не было…

– Который был час?

– Что‑то около одиннадцати утра… Точно сказать не могу… Часы в машине были неисправны… Я вошел в лес, чтобы немного прийти в себя и понять, что же со мной произошло… У меня кружилась голова… Я слышал шум проходящих поездов… Вскоре добрался до небольшого вокзала… В пять часов прибыл в Париж, снял комнату. Потом привел себя в порядок, почистил одежду… Затем, наконец, добрался до своего дома…

– Прячась…

– Да.

– Почему вы пробирались к дому тайком?

– Сам не знаю.

– Вы кого‑нибудь встретили по дороге?

– Нет! Я вошел в парк, минуя шоссе. В тот момент, когда я уже поднялся на крыльцо, в меня выстрелили… Я хочу видеть Эльзу…

– Вам известно о том, что ее пытались отравить?

Мегрэ даже и не предполагал, что раненый так отреагирует на его вопрос. Датчанин рывком приподнялся на постели и, буквально впившись взглядом в комиссара, прошептал:

– Это правда?

Карл вдруг повеселел, словно ему удалось освободиться от какого‑то мучительного кошмара.

– Послушайте, я хочу ее видеть!

Мегрэ прошел в комнату Эльзы. Она лежала на диване, устремив взгляд в пустоту. Напротив нее расположился Люка, внимательно следя за молодой женщиной.

– Вы не желаете поговорить с братом?

– Что он вам рассказал?

С нерешительным видом она последовала за комиссаром. В комнате, где лежал раненый, Эльза сначала сделала несколько робких шагов к нему, затем бросилась к Карлу, обняла его, заговорив на родном языке.

Люка угрюмо посмотрел на Мегрэ.

– Вы что‑нибудь понимаете?

В ответ комиссар пожал плечами и сказал:

– Проверь, не выехал ли из Парижа хозяин гаража… Позвони в префектуру и попроси, чтобы они завтра как можно раньше прислали сюда хирурга… Даже сегодня ночью, если смогут…

– А вы где будете находиться?

– Не знаю. Продолжайте наблюдать за парком, хотя, как мне кажется, это ничего не даст…

Мегрэ вышел на крыльцо, спустился по ступенькам и выбрался на шоссе. Гараж был закрыт, в темноте четко выделялись бензоколонки.

На втором этаже виллы Мишоннэ горел свет… За шторой был виден силуэт страхового агента, сидевшего на том же самом месте.

Веяло ночной прохладой. С полей поднимался густой туман. Где‑то со стороны Арпажона послышался нарастающий шум мотора, и через пять минут возле гаража остановился грузовик. Водитель его засигналил.

Небольшая дверь входной железной решетки гаража отворилась, выпустив полосу электрического света.

– Двадцать литров!

Сонный механик засуетился у бензоколонки, а шофер остался сидеть за рулем в высокой кабине. Комиссар приблизился к ним, засунув руки в карманы и держа трубку в зубах.

– Мосье Оскар не вернулся?

– А, это вы?.. Нет еще! Когда он отправляется в Париж, то возвращается только на следующий день утром… Механик помолчал, затем обратился к шоферу:

– Послушай, Артур, можешь забрать запасное колесо, оно готово…

Механик зашел в гараж, выкатил оттуда колесо и с трудом прицепил его сзади грузовика.

Машина тронулась. Ее красные габаритные огни растаяли вдали. Механик спросил, зевая:

– Вы все еще ищете убийцу?.. В такой час?.. А мне бы лишь поспать. Клянусь, свой сон я ни на что бы не променял!..

С колокольни послышались два удара. Где‑то на горизонте мелькали огни проходящего поезда.

– Ну что, вы зайдете в гараж?..

Парень потянулся, ему явно не терпелось снова лечь в постель.

Мегрэ вошел внутрь, осмотрел стены, крашенные известью, на которых висели красные резиновые камеры и покрышки самых разных размеров. Многие из них были старыми.

– Послушайте! А что тот шофер будет делать с колесом, которое вы ему дали?..

– Как что… Поставит на свой грузовик, черт побери!

– Вы так думаете?.. Забавно же будет катиться его грузовик!.. Ведь оно отличается по размеру от других. Во взгляде механика промелькнула тревога.

– Может быть, я спутал… Подождите… Уж не дал ли я ему случайно колесо от грузовика папаши Матье?..

Грохнул выстрел. Пуля из револьвера Мегрэ попала в одну из надутых камер, висевших на стене. Камера лопнула, и из нее посыпались маленькие пакетики белого цвета.

– Не двигайся, приятель!

Предупреждение последовало вовремя, так как механик, низко наклонив голову, готовился броситься на комиссара.

– Предупреждаю… Буду стрелять…

– Что вам от меня надо?

– Руки вверх!.. Живо!..

Мегрэ быстро подошел к Жожо, ощупал его карманы, достал оттуда револьвер, заряженный шестью пулями.

– Ложись на кровать…

Мегрэ закрыл ногой дверь. Взглянув на лицо механика, усеянное веснушками, он понял, что тот не собирался сдаваться.

– Ложись.

Веревки поблизости не было, но комиссар заметил моток электрического провода.

– Руки!

Мегрэ пришлось положить револьвер на стол, чтобы связать механика. Тот сделал попытку вырваться, но получил удар кулаком в лицо. Из носа пошла кровь, губа распухла. Парень издал яростное рычание. Комиссар связал ему руки, потом ноги.

– Сколько тебе лет?

– Двадцать один…

– Откуда ты здесь появился?

Механик не отвечал. Мегрэ погрозил ему кулаком.

– Из исправительной колонии в Монпелье.

– Прекрасно! Тебе известно, что в этих пакетиках?

– Наркотики!

В голосе звучала злоба. Механик напрягал мускулы, надеясь разорвать электрический шнур, связывающий ему руки.

– Что было в запасном колесе?

– Я ничего не знаю…

– Тогда почему ты отдал его именно этому, а не другому водителю?

– Больше ничего от меня не услышите!

– Тем хуже для тебя!

Мегрэ проткнул пять воздушных камер, но не во всех был спрятан кокаин. В одной из камер с заплаткой он обнаружил серебряные столовые приборы с вензелем какого‑то маркиза. В другой находились кружева и старинные драгоценности.

В гараже стояли десять машин. Из них завелась лишь одна, когда Мегрэ попытался это сделать. Вооружившись разводным ключом и молотком, он принялся разбирать моторы, вскрывать бензобаки.

Механик, ухмыляясь, следил за действиями комиссара.

– Товару здесь хватает, верно? – спросил он. Бак одного «рено» был набит ценными бумагами на предъявителя. Их было примерно на триста тысяч франков.

– Эти бумаги украли в вексельной конторе?

– Может быть!

– А вот эти старинные монеты?

– Не знаю…

Выбор был более богатый, чем в лавке иного торговца подержанными вещами. Здесь имелось все: жемчуг, банковские билеты, американские доллары и официальные печати для изготовления фальшивых паспортов.

Вскрыть все Мегрэ не мог. Но, вытряхивая изношенные спинки сидений одного из автомобилей, он обнаружил еще и серебряные гульдены. Все в этом гараже было сплошной подделкой.

По шоссе без остановки проехал грузовик. Еще один пронесся мимо гаража минут через пятнадцать, и комиссар задумчиво нахмурил брови.

Он начал понимать смысл всех свершавшихся здесь махинаций. Гараж располагался у самой автострады, в пятидесяти километрах от Парижа, вблизи крупных провинциальных городов, таких, как Шартр, Орлеан, Ле Ман, Шатоден…

Свидетелей, если не считать жильцов дома «Трех вдов» и супругов Мишоннэ, вокруг не было.

Да и что они могли заметить? Ведь каждый день мимо проезжали тысячи автомобилей. По крайней мере, около сотни из них останавливались у бензоколонки. Некоторые въезжали в гараж для ремонта. Здесь продавали или меняли шины, целые колеса. Канистры с маслом, бочки с дизельным горючим переходили из рук в руки.

Особенно интересной была одна деталь: каждый вечер груженные овощами многотонные грузовики направлялись на Центральный парижский рынок. На исходе ночи или ранним утром они возвращались порожняком.

Порожняком?.. А не могли ли они перевозить в корзинах и ящиках из‑под овощей краденое?

Это могло происходить регулярно, ежедневно. Одна лишь камера, набитая кокаином, указывала на то, что дело было поставлено на широкую ногу: наркотики стоили более двухсот тысяч франков.

И не перекрашивали ли здесь, в гараже, и угнанные автомобили?

Свидетелей нет! Мосье Оскар вечно стоял на дороге, засунув руки в карманы! Механики работали разводными ключами или газовыми резаками! Пять бензоколонок красного и белого цвета служили витриной честнейшего предприятия!

Разве мясник, булочник, туристы не останавливались здесь, как и многие другие проезжающие?

Издалека послышался звон колокола. Мегрэ взглянул на часы: половина четвертого.

– Кто твой шеф? – спросил он, не глядя на механика. Тот не ответил и лишь тихо рассмеялся.

– Ты же все равно все выложишь… Это мосье Оскар?.. Как его действительно зовут?

– Оскар…

Механик прямо давился от смеха.

– Господин Гольдберг сюда заезжал?

– А кто это такой?..

– Ты его лучше знаешь, чем я! Бельгиец, которого убили…

– Который взялся укокошить датчанина по дороге в Компьень?

– А что, кого‑то хотели укокошить?..

Сомнений больше не было. Первое предположение Мегрэ подтвердилось. Здесь действовала организованная банда профессиональных преступников.

И тут его догадка получила новое подтверждение. С шоссе послышался усиливающийся рев мотора, машина остановилась, скрипя тормозами, напротив гаража, и водитель нажал на клаксон.

Мегрэ бросился к нему. Не успел он ухватиться за дверцу, как автомобиль быстро сорвался с места и исчез. Комиссар не мог далее определить, какой марки была эта машина.

Сжав кулаки, Мегрэ вернулся к связанному механику.

– Как ты предупредил его?

– Я?..

И механик, явно насмехаясь, показал на свои руки, стянутые электрическим проводом.

– Отвечай!

– Наверное, здесь пахнет жареным, а у этого приятеля оказался тонкий нюх…

Мегрэ вдруг забеспокоился. Он резко перевернул раскладную кровать, сбросив Жожо на пол, и принялся искать контакт, с помощью которого можно было бы подать сигнал об опасности.

Но комиссар ничего не обнаружил. Оставив механика лежать на полу, он вышел из гаража и внимательно осмотрел пять бензоколонок, которые были освещены, как обычно.

Мегрэ задыхался от гнева.

– В гараже есть телефон?

– Сами ищите!

– Ты знаешь, что тебе придется обо всем рассказать!..

– Да неужели!..

Из этого парня ничего нельзя было вытянуть: он был законченным негодяем. Минут пятнадцать Мегрэ расхаживал взад и вперед по дороге, пытаясь разгадать, что могло служить предупреждающим сигналом.

Свет на втором этаже виллы Мишоннэ был погашен. Светились лишь окна дома «Трех вдов», в той же стороне виднелись силуэты полицейских, наблюдавших за парком.

По дороге с большой скоростью промчался лимузин.

– Какая машина у твоего шефа?

На востоке занималась заря, беловатый туман слегка поднимался над горизонтом.

Мегрэ посмотрел на руки механика. В них не было ничего, что могло бы издавать какой‑то щелчок.

Через открытую ставню гаража, покрытого гофрированным железом, проникал свежий ветерок.

Услышав шум мотора, Мегрэ бросился к шоссе и увидел открытый четырехместный автомобиль, который, казалось, хотел остановиться. И вдруг раздались выстрелы.

Стреляли несколько человек. Пули ударяли в ставню из гофрированного железа.

Из‑за слепящего света фар комиссар смог различить лишь неподвижные тени, вернее, головы, торчащие из машины. Затем послышался усиливающийся рев мотора…

Чуть в стороне зазвенели разбитые стекла…

Стрельба из машины продолжалась. Это уже стреляли по окнам второго этажа дома «Трех вдов»…

Лежавший на земле Мегрэ поднялся на ноги. В горле у него пересохло, трубка погасла.

Он был уверен, что за рулем умчавшейся в ночную темноту машины видел мосье Оскара.

Оставить свой комментарий

Пожалуйста, введите ваше имя

Ваше имя необходимо

Пожалуйста, введите действующий адрес электронной почты

Электронная почта необходима

Введите свое сообщение

Европейский, криминальный © 2014 Все права защищены

История пиратства