Ночь на перекрестке. Глава 10. Поиски убийцы

Когда Мегрэ возвратился в гостиную, Люка уже заканчивал записывать анкетные данные задержанных. Хотя сквозь распахнутые двери в комнату проникал по‑весеннему свежий ветерок, воздух здесь был спертый, как в солдатской казарме.

Арестованные, как и прежде, стояли вдоль стены, но строй их несколько нарушился. Троих – мосье Оскара, механика Жожо и итальянца Гидо Ферради – присутствие полицейских, казалось, ничуть не волновало.

Владелец гаража диктовал инспектору Люка:

– Профессия: автомеханик. Добавьте: бывший профессиональный боксер, лицензия 1920 года. Чемпион Парижа в полутяжелом весе в 1922 году…

Полицейские привели в гостиную еще двух рабочих из гаража. Их взяли утром, когда они пришли на работу… Теперь они стояли у стены вместе с другими. Как только их привели, один из рабочих, лицом смахивающий на гориллу, спросил глухим голосом:

– Ну что, мы погорели?

Они все галдели, словно ученики в классе, когда учитель на минуту куда‑то отлучается. Подшучивали друг над другом, толкались локтями. Лишь Мишоннэ стоял молча, понуро опустив плечи и злобно уставившись в пол.

Эльза глядела на Мегрэ с видом заговорщицы. Разве они не понимали друг друга? Когда мосье Оскар позволял себе какой‑нибудь дурной каламбур, она лишь слегка улыбалась комиссару.

В глубине души она, видимо, считала, что ее ничто не связывает с этими преступниками.

– Ну‑ка, замолчите все! – громко приказал Мегрэ.

В этот момент у крыльца дома остановился небольшой автомобиль. Из него вышел человек, одетый с большим вкусом, в руках он держал кожаную сумку. Быстро поднявшись по ступенькам и войдя в дом, этот человек, похоже, удивился, увидев выстроенных у стены людей.

– А где же раненый?

– Ты не проводишь доктора, Люка?..

Это был известный хирург, прибывший из Парижа, которого вызвали по просьбе Карла Андерсена. Врач с озабоченным видом проследовал за бригадиром Люка.

– Ты видел, какую рожу скорчил этот врач?.. Лишь у Эльзы был огорченный вид. В ее голубых глазах показались слезы.

– Я просил всех помолчать! – повторил Мегрэ. – Шутить будете после… Не забывайте, что одному из вас эта история может стоить головы…

Он медленно обвел взглядом весь строй и почувствовал, что его слова возымели действие.

За окном светило яркое весеннее солнце, в парке вовсю распевали птицы, а на аллею, покрытую гравием, падала тень от деревьев.

В гостиной же повисла напряженная тишина. Вид у задержанных стал не таким уверенным.

Только Мишоннэ не выдержал и издал жалобный вздох, но настолько непроизвольно, что сам же удивился и смущенно отвернулся в сторону.

– Вижу, вы меня поняли! – продолжал Мегрэ, меряя шагами комнату и заложив руки за спину. – Не будем терять времени. Если не успеем здесь, продолжим допрос на набережной Орфевр… Вам это место, должно быть, хорошо знакомо, не так ли?.. Хорошо!.. Итак, первое преступление: Исаак Гольдберг убит выстрелом в упор. Что привело его на перекресток «Трех вдов»?..

Задержанные молчали, бросая друг на друга недобрые взгляды. В комнате наверху было слышно, как ходит хирург.

– Я жду ответа… Повторяю, мы продолжим беседу на набережной… Там вы по очереди дадите показания… Гольдберг жил в Анвере… Кто с ним связался первым?..

– Я, – подала голос Эльза. – Мы познакомились еще в Копенгагене. Мне было известно, что он занимался сбытом краденных драгоценностей. Когда я прочитала о краже в Лондоне и узнала из газет, что алмазы, должно быть, находятся в Анвере, я сразу заподозрила, что они у Гольдберга. Своими догадками я поделилась с Оскаром…

– Неплохое начало, – проворчал тот.

– Кто написал письмо Гольдбергу?

– Она…

– Хорошо, с этим ясно. Итак, он приехал ночью… Кто был тогда в гараже?.. И главное, кому поручили убить его?..

Все хранили молчание. В это время на лестнице послышались шаги Люка. Он обратился к одному из инспекторов:

– Отправляйся в Арпажон и найди врача, который смог бы ассистировать профессору… Привези камфарного масла… Ты понял?

Люка снова поднялся на второй этаж. Мегрэ, нахмурив брови, осмотрел выстроенную у стены группу.

– Вернемся к самому началу… Думаю, это все прояснит… С каких пор ты стал скупщиком краденого?

Он указал на мосье Оскара, которого этот вопрос, как и предыдущие, казалось, ничуть не застал врасплох.

– Видите! Вы же сами признаете, что я всего лишь скупщик краденого… Чего же вы еще хотите!

Изворачивался он очень ловко. По очереди глядя на своих приятелей, мосье Оскар пытался изобразить улыбку.

– Мы с женой почти что порядочные люди. Не правда ли, цыпонька?.. Я стал скупщиком краденого довольно просто… Я был боксером… В 1925 году, когда я потерял свой титул чемпиона, мне предложили работу в балагане на Тронной ярмарке!.. Мне этого было мало… Вокруг меня крутились и хорошие приятели, и не очень… И среди них один тип, его арестовали года через два, но тогда он здорово зашибал мошенничеством… Захотелось попробовать и мне… Но так как в молодые годы я был механиком, то подыскивал себе гараж… У меня появилась мыслишка набрать машин, колес, оборудования, затем продать все по‑тихому и смыться без всякого следа… Мне казалось, что на этом можно было урвать где‑то тысяч на четыреста!.. Только слишком поздно взялся я за это дело… Крупные фирмы несколько раз проверяли прежде, чем дать свой товар в кредит… Мне доставили ворованный автомобиль… Один парень, я с ним познакомился в бистро на площади Бастилии… Все сошло до удивления легко!.. По Парижу прошел слух… Мой гараж располагался очень удобно – кругом никаких соседей… Ко мне стали наведываться люди с машинами… Потом привезли одну, полную серебра, украденного на вилле в окрестностях Буживаля… Все это я спрятал… Потом установил связи с торговцами подержанными вещами из Этампа, Орлеана и даже из более далеких мест… Я вошел во вкус… Дело было выгодное…

И, обернувшись в сторону механика, мосье Оскар спросил:

– Он раскрыл трюк с шинами?

– Да, черт бы его побрал! – со вздохом ответил тот.

– Знаешь, а ты очень забавно выглядишь с этим электрическим проводом! Можно подумать, ты только и ждешь, чтобы его включили в сеть и сделали из тебя фонарик!..

– Исаак Гольдберг приехал на своей машине, на «минерве»… – прервал шутки мосье Оскара Мегрэ. – Его ждали, но не для того, чтобы купить у него алмазы, хотя бы и по низкой цене, а чтобы отобрать их… А для этого нужно было Гольдберга укокошить… Значит, в гараже, вернее в доме за ним, кто‑то находился…

Стояла абсолютная тишина! Мегрэ, похоже, нащупал самое уязвимое место. Он вновь оглядел лица задержанных и заметил пот, выступивший на лбу итальянца.

– Это ты убил Гольдберга?

– Нет!.. Это… Это…

– Это кто?..

– Это они… Это…

– Он лжет! – завопил мосье Оскар.

– Кому поручили убить Гольдберга?

Тогда хозяин гаража, покачиваясь из стороны в сторону, произнес:

– Вот этому типу!..

– Повтори!

– Да, вот этому типу – это он убил!..

Но в голосе уже не было прежней уверенности.

Подойди ко мне!..

Комиссар обратился к Эльзе. У него был вид дирижера, перед которым собрались самые различные музыканты и который уверен, что все вместе они составят хороший оркестр.

– Ты родилась в Копенгагене?

– Если вы будете мне тыкать, то решат, что мы переспали.

– Отвечай…

– В Гамбурге!

– Кем был твой отец?

– Докером…

– Он жив?

Она вздрогнула и посмотрела на своих приятелей как будто с гордостью.

– Ему оторвали голову в Дюссельдорфе…

– А мать?

– Она спилась…

– Чем вы занимались в Копенгагене?

– Была любовницей одного матроса… Его звали Ганс! Красивый парень, я познакомилась с ним в Гамбурге, и он увез меня с собой… Он был членом банды. Однажды мы решили ограбить банк… Все тщательно продумали… Можно было взять несколько миллионов за одну ночь… Я стояла на стреме… Но нас кто‑то выдал, потому что когда парни принялись внутри банка взламывать сейфы, нас окружила полиция… Дело было ночью… Стояла кромешная тьма… Мы разбежались в разные стороны… Полицейские кричали и стреляли, нас преследовали… Мне пуля задела грудь, и я бросилась бежать… Двое полицейских схватили меня… Одного я укусила, а другого ударила ногой в живот, и он меня выпустил… Но они снова погнались за мной… И тут я увидела стену парка… Я взобралась на нее… Буквально рухнула по другую сторону, а когда пришла в себя, то увидела высокого элегантного юношу, видимо, из высшего света, который смотрел на меня с изумлением и жалостью…

– Это был Андерсен?

– Это не настоящее его имя… Он вам сам скажет, если захочет… У него более известная фамилия… Их семья принята при королевском дворе, половину года они живут в одном из самых красивых замков Дании, а другую – в большом доме, таком огромном, как городской квартал.

В гостиную вошел инспектор с мужчиной апоплексического вида. Должно быть, это был врач, которого привезли в помощь профессору‑хирургу. Он немного отпрянул назад, заметив странное скопление людей. Особенно его поразило то, что большинство было в наручниках. Но полицейский поспешно увел его на второй этаж.

– Потом…

Мосье Оскар ухмыльнулся. Эльза гневно и с ненавистью поглядела на него.

– Им этого не понять… – прошептала она. – Карл спрятал меня в доме, и сам занялся моим лечением. Он пригласил на помощь своего друга, который изучал медицину… У Карла уже не было глаза из‑за авиакатастрофы… Он носил черный монокль… Думаю, Карл считал себя полным уродом и был убежден, что его не полюбит ни одна женщина. Ему казалось, что при виде искусственного глаза женщины могут испытывать к нему только чувство отвращения…

– Он тебя любил?..

– Как‑то по‑особому… Я сразу не поняла… А эти, – кивнула Эльза на своих сообщников, – никогда не поймут… Он из семьи протестантов… Карлу сразу же пришла в голову мысль, как он говорил, спасти мою заблудшую душу… Он вел со мной долгие беседы… Читал главы из Библии… И в то же время, он боялся, что его родители обо всем узнают… Потом однажды, когда я почти оправилась от ранения, он вдруг поцеловал меня в губы, после чего убежал… Целую неделю Карл не показывался мне на глаза… Хотя нет, через слуховое окно комнаты для прислуги, где я пряталась, было видно, как он часами прогуливался по саду, опустив голову, весь какой‑то взвинченный…

Мосье Оскар, откровенно насмехаясь, хлопнул себя по бедрам…

– Красивая история, как в романе! – воскликнул он. – Продолжай заливать, красотка!..

– Так вот… Когда Карл снова увидел меня, он сказал, что хотел бы на мне жениться, но в его стране это невозможно, поэтому нам нужно уехать за границу… Он уверял, что понял смысл жизни, что теперь у него появилась цель и он может приносить кому‑то пользу… Вот и вся история!…

В ее речи проскальзывали простые словечки.

– Поженились мы в Голландии под фамилией Андерсены… Меня это забавляло… Кажется, мне это даже нравилось… Карл рассказывал мне удивительные вещи… Он заставлял меня одеваться и так, и сяк, правильно вести себя за столом, учил меня хорошему произношению… Настаивал на том, чтобы я читала книги… Мы ходили по музеям…

– Скажи, моя голубка, – обратился хозяин гаража к жене, – когда мы отсидим свой срок, то тоже будем ходить в музеи?.. И будем млеть перед Джокондой, держась за руки?

– Мы перебрались жить сюда, – продолжала быстро рассказывать Эльза, – потому что Карл постоянно боялся встретить кого‑нибудь из моих прежних сообщников… Он вынужден был найти работу, чтобы прокормить нас обоих. Ведь он отказался от помощи родителей… Чтобы запутать следы, он выдал меня за свою сестру… Но Карл по‑прежнему всего боялся… Каждый раз, когда звонили в ворота, он вздрагивал… потому что Гансу удалось бежать из тюрьмы, и мы не знали, что с ним стало… Карл меня любит, я в этом уверена…

– Чего нельзя сказать о вас… – задумчиво обронил Мегрэ.

Тогда она сердито продолжала:

– Ну, а как бы вы вели себя на моем месте!.. Я все время проводила в одиночестве… К тому же эти проповеди о доброте, красоте, очищении души, близости к Господу, о судьбах человеческих… Да потом еще это стремление обучить меня хорошим манерам!.. А когда Карл уезжал, он запирал меня под предлогом, что я могу поддаться искушению… На самом же деле, он ревнив, как тигр… Значит, Карл очень меня любил!..

– Все это так, я как в воду глядел! – вмешался в разговор мосье Оскар.

– Что вы хотите этим сказать? – спросил его Мегрэ.

– Я обо всем догадывался!.. Да это было и нетрудно!.. Я почувствовал, что здесь что‑то нечисто… Одно время я даже сомневался, что Карл датчанин… Его я остерегался больше и поэтому чаще крутился вокруг его приятельницы. Не волнуйся так, милочка! Ведь я же всегда возвращался к тебе… Наши отношения с Эльзой были только деловыми!.. Я постоянно бродил возле этой хибары, когда одноглазый уезжал… Однажды мы разговорились через окно, так как кралю заперли… Она оказалась очень сообразительной… Я бросил ей шарик из воска, чтобы снять слепок для ключа… Через месяц мы уже встречались в парке и говорили о деле… Ничего странного в этом не было… Этот аристократ ей осточертел… Сердцем она была с нашей воровской средой!

– И с этого времени, – медленно произнес Мегрэ, – вы, Эльза, стали постоянно подмешивать веронал в суп Карла Андерсена?

– Да…

– Чтобы встречаться с Оскаром?

Жена хозяина гаража, глаза которой были красными, едва сдерживала рыдания:

– Они меня обманули, комиссар!.. Сначала муж твердил, что она всего лишь его приятельница и что хорошо было бы вытащить ее из этой дыры… Как‑то он отвез нас обеих ночью в Париж… Мы устроили кутеж с друзьями… Я ничего не подозревала, пока однажды не застала их обоих…

– Ну и что из этого?.. Мужчина не должен оставаться монахом… Она же совсем зачахла, бедняжка…

Эльза молчала, отвернувшись в сторону. Похоже, ей было неловко.

Вдруг со второго этажа быстро спустился Люка.

– В доме есть спирт?

– Для чего?

– Чтобы продезинфицировать инструменты…

Эльза бросилась на кухню, лихорадочно порылась среди бутылок.

– Вот спирт! – воскликнула она. – Врачи спасут его?.. Он очень страдает?..

– Ну и стерва!.. – процедил сквозь зубы Мишоннэ, не проронивший до этого ни слова.

Мегрэ внимательно посмотрел на него и повернулся к владельцу гаража.

– А этот чем занимался?

– Вы еще не поняли?

– Кое о чем догадался… Здесь на перекрестке стоят три дома… Каждую ночь тут такое оживленное движение… Грузовики везут овощи в Париж, а на обратном пути захватывают ворованный товар… Жильцов дома «Трех вдов» вы не опасались… Оставалась только вилла…

– Да, и к тому же нам был нужен человек, внушающий доверие, который мог бы перепродать кое‑что в провинции…

– Это Эльза взялась уломать Мишоннэ?

– Да, с ее красотой это было легко! Он на нее клюнул… Однажды ночью Эльза привела страхового агента, и мы обмыли наш союз шампанским! Один раз мы взяли Мишоннэ в Париж и хорошо покутили все вместе, а его жена думала, что он отправился в инспекционную поездку… Он окончательно влип!.. Ему поручили продажу товара… Самое смешное, что он действительно втюрился и стал ревнивым, как юнец… Вот потеха, правда?.. Это с его‑то физиономией кассира из магазина Дюфайеля?..

Сверху послышался какой‑то неясный звук. Мегрэ увидел, что Эльза побледнела, внимательно прислушиваясь к тому, что происходит на втором этаже.

Донесся голос хирурга:

– Держите его…

…Мегрэ, набивая трубку табаком, еще раз оглядел задержанных:

– Теперь остается лишь выяснить, кто убийца… Тихо!

– За перепродажу краденого мне могут дать только… Комиссар шлепнул рукой хозяина гаража, заставив того замолчать:

– Эльза узнала из газет, что в Лондоне украдены драгоценности на два миллиона… Она догадывается, что они находятся у Исаака Гольдберга, с которым она познакомилась, когда входила в банду в Копенгагене… Эльза написала ему, назначив встречу в гараже, и обещала купить алмазы по хорошей цене… Гольдберг, вспомнив о ней, ничего не подозревает. Он приезжает сюда на своей машине…

В доме распивают шампанское… Подготовились вы основательно. То есть собрали всех… Возникает лишь одна проблема – как быстрее избавиться от трупа…

Мишоннэ нервничает, потому что впервые участвует в подобном деле… Но ему, наверное, налили побольше, чем остальным…

Оскар предлагает отнести труп подальше от дома и бросить в канаву…

Но Эльза высказывает другую идею… Тихо! Ей надоело жить взаперти днем и прятаться по ночам… Ей надоели проповеди Карла о доброте и красоте! Ей опостылела эта серая жизнь, когда на всем нужно экономить…

Теперь она уже ненавидит Карла Андерсена. И в то же время она знает, что тот любит ее и скорее убьет, чем расстанется с ней…

Она выпивает со всеми! Она храбрится!.. У нее появляется потрясающая идея… Она предлагает повесить это преступление на самого Карла!.. На Карла, который не может далее заподозрить ее, поскольку слеп от любви… Это было на самом деле так, Эльза?

Та отвернула взгляд в сторону.

– Перекрашенную «минерву», – продолжал рассуждать Мегрэ, – угнали подальше из этих мест, ее продали или просто бросили… Нужно ведь отвести подозрение от истинных виновников преступления… Больше всех трусит Мишоннэ… Тогда решили взять его машину, так как это лучший способ обелить страхового агента… Он сразу же начинает жаловаться, шуметь и требует, чтобы ему вернули машину… По замыслу преступников полиция сама должна найти труп в доме Карла… Тогда и появляется эта идея с заменой машин…

Труп сажают за руль автомобиля Мишоннэ. Андерсен, которому Эльза, как всегда, подмешала снотворного, спит глубоким сном. Вы ставите машину в его гараж, потом перегоняете «рено» в гараж Мишоннэ… Полиция ничего не может понять! Более того!.. Слишком надменного Карла в этих местах считают полусумасшедшим… Крестьяне пугаются одного лишь вида его черного монокля…

В преступлении обвинят Карла!.. Вся история будет выглядеть странной, а первым подозреваемым из‑за своей репутации и внешнего вида станет датчанин. Впрочем, почему бы не предположить, что арестованный Карл покончит жизнь самоубийством, чтобы избежать скандала, который может отразиться на его семье, если обнаружат, кто он на самом деле?..

Коротышка доктор из Арпажона просунул голову в дверь гостиной и попросил:

– Нам нужен еще один человек… Чтобы держать раненого… Усыпить его не удалось…

Вид у доктора был озабоченный, лицо раскраснелось. В саду на посту находился лишь один инспектор.

– Поднимитесь с врачом наверх!.. – приказал ему Мегрэ. В этот момент кто‑то неожиданно ударил комиссара в грудь.

Оставить свой комментарий

Пожалуйста, введите ваше имя

Ваше имя необходимо

Пожалуйста, введите действующий адрес электронной почты

Электронная почта необходима

Введите свое сообщение

Европейский, криминальный © 2014 Все права защищены

История пиратства