Шлюз номер один. Глава 4

Когда на другое утро, в шесть часов, Мегрэ сошел с трамвая и направился к шлюзу, Эмиль Дюкро в фуражке речника, с тяжелой тростью в руке уже стоял на разгрузочной площадке.

Как и в предыдущие дни, весенний воздух парижского утра был по‑детски свеж и радостен. Все вокруг – и люди, и вещи; бутылки молока у дверей, молочница в белом переднике, мясник у разделочного стола, грузовик, возвращающийся с Центрального рынка и роняющий на ходу листья капусты, – все говорило о радости жизни и умиротворенности.

О том же говорило и одно из окон высокого дома с позолоченным солнцем фасадом. Оно было открыто, и служанка Дюкро вытряхивала над улицей домашние тряпки. Позади нее, в полумраке, угадывалась фигура г‑жи Дюкро с легким шарфом на голове, расхаживавшей взад и вперед по гостиной.

На третьем этаже жалюзи были еще закрыты, но не трудно было представить себе, как и там узенький луч солнца неспешно ползет по кровати, где, откинув голову на скрещенные руки с влажными от пота подмышками, спит Роза, томная любовница Дюкро.

А сам Дюкро, поднявшийся с рассветом, уже заканчивал разговор с хозяином одного из судов, которое было готово выйти из шлюза, чтобы скользнуть в Сену. Дюкро заметил Мегрэ и вынул из кармана массивные золотые часы.

– Я не ошибся. Вы очень на меня похожи.

Этим он, наверное, хотел сказать, что комиссар, как и сам Дюкро, принадлежал к числу людей, неизменно встающих с солнцем, чтобы направлять работу других.

– Извините, я сейчас.

Дюкро был очень широк в груди и казался чуть ли не квадратным: должно быть, торс у него был основательно забинтован. Тем не менее двигался он быстро, живо, и Мегрэ своими глазами видел, как он спрыгнул со стены шлюза на палубу баржи, которая находилась на метр с лишним ниже.

– Доброе утро, Моис. Тебе, случаем, не встречался где‑нибудь повыше Шалифера «Орел‑четыре»?

Ответа Дюкро недослушал. Как только ему сообщали все необходимое, он что‑то бурчал в знак благодарности и обращался к следующему:

– А как там насчет аварии под Ревенским мостом?

На палубе «Золотого руна», возле штурвала, сидела Алина и, безучастно глядя в пространство, молола кофе.

Мегрэ не заметил, как перед ним с короткой трубкой в зубах вырос Дюкро.

– Начинаете кое в чем разбираться?

И движением подбородка показал, что имеет в виду происходящее на пристани и в шлюзе, а вовсе не покушение. Он был гораздо веселее, чем накануне, и казался не таким скрытным.

– Видите: тут от русла отходит рукав, ведущий к Сене.

А это вот – Марнский канал. А дальше, вон там, сама Марна. Она в этом месте не судоходна. Ну, и наконец, Верхняя Сена. По ней можно дойти до Бургундии, Луары, Лиона и Марселя. Все перевозки осуществляют две фирмы: «Генеральная компания» и «Компания каналов центра». А вот уже после шлюза в сторону Бельгии, Голландии, Саара – это все Дюкро!

В лучах восходящего солнца, заливавшего местность розовым светом, глаза его казались голубыми, лицо свежим и чистым.

– Все дома вокруг моего, включая и бистро, и ларьки, и танцульку, тоже принадлежат мне. А также вон те три крана и камнедробилка! И еще ремонтная верфь по ту сторону мостков.

Он упивался собой, он излучал радость.

– Говорят, все это стоит сорок миллионов, – заметил Мегрэ.

– Неплохо! Вас проинформировали с точностью до пяти миллионов. А скажите, удалось вашим инспекторам что‑нибудь выяснить?

Последнюю фразу он произнес с нескрываемым торжеством. Мегрэ в самом деле отправил трех инспекторов разузнать в Шарантоне и других местах все, что удастся, о Дюкро, его семье и обо всех, кто так или иначе связан с разыгравшейся драмой.

Добыча, однако, оказалась ничтожно малой. В доме терпимости в Шарантоне подтвердили, что в тот вечер, когда было совершено покушение, Дюкро действительно был там. И вообще бывает часто. Обычно платит за выпивку, подтрунивает над женщинами, рассказывает всякие небылицы и часто уходит, ни на что больше не претендуя.

О Жане, его сыне, жители квартала почти ничего не знали. Он учится, мало бывает на людях, производит впечатление молодого человека из хорошей семьи и отличается слабым здоровьем.

– Кстати, – сказал Мегрэ, кивнув в сторону «Золотого руна», – насколько мне известно, в прошлом году ваш сын провел на этой барже три месяца?

На лице Дюкро не отразилось ничего, разве что он стал чуть серьезнее.

– Да.

– Он поправлялся после болезни?

– У него было сильное переутомление. Доктор предписал ему пожить в покое на свежем воздухе. А «Золотое руно» шло тогда в Эльзас.

Алина с кофейной мельницей спустилась в каюту, Дюкро ненадолго отошел, чтобы перемолвиться с крановщиком. Что они там говорили, Мегрэ не слышал.

Сведения о дочери Дюкро и его зяте носили самый банальный характер. Капитан Дешарм был сыном бухгалтера из Ле‑Мана. Супруги жили в уютном новом домике в окрестностях Версаля, и каждое утро один денщик приводил ему коня, а другой прибирал квартиру.

– Вы теперь в Париж? – спросил Дюкро, снова подходя к Мегрэ. – Если хотите, пройдемся по набережной, это мой утренний моцион.

Он бросил взгляд на дом. Окна в мансарде были еще закрыты, занавески задернуты.

– Так я на тебя полагаюсь! – крикнул Дюкро шлюзовщику.

– Заметано, хозяин!

Тут судовладелец искоса взглянул на Мегрэ, как бы подчеркивая значение слова «хозяин» в устах своего служащего.

Теперь они шли вдоль Сены, где целые армады судов разворачивались, едва не перегораживая всю реку, и, скользя по виткам огромной спирали, выстраивались в караваны, готовые двинуться либо вверх, либо вниз по течению.

– Знаете, как я нажил состояние? Мне как‑то пришло в голову, что, когда мои буксиры простаивали без дела, они могли бы поработать на меня самого. Я тут же купил вон там повыше песчаные и меловые карьеры, а потом стал покупать что попало, даже кирпичные заводы, лишь бы все это было у воды.

На ходу он пожал руку какому‑то речнику, а тот ограничился негромким: «Привет, Мимиль».

Всю пристань Берси загромождали бочки, за которыми виднелись решетки винных складов.

– Все то шампанское привез сюда я. Послушай, Пьерро, это правда, что буксир Мюрье задел мостовую опору в Шато‑Тьерри?

– Правда, хозяин.

– Если встретишь его, скажи, что поделом ему.

И Дюкро с улыбкой пошел дальше. На другом берегу вырисовывались громадные бетонные коробки центральных складов, и два грузовых судна, одно из Лондона, другое из Амстердама, придавали Парижу вид морского порта.

– Извините за нескромность, как вы собираетесь продолжать расследование?

Теперь настала очередь Мегрэ улыбнуться: прогулка, несомненно, преследовала единственную цель – подвести его к этому вопросу. Дюкро это понял. Он почувствовал, что комиссар читает его мысли, и в свою очередь слегка усмехнулся, словно посмеиваясь над собственной наивностью.

– Вы же видите – вот так, – ответил Мегрэ, безмятежно шествуя дальше, но слегка ускорил шаг.

Метров четыреста он прошел молча, глядя на железные конструкции Аустерлицкого моста, вздымавшегося на фоне настоящего фейерверка, в котором угадывались переливающиеся голубыми и розовыми бликами башни Нотр‑Дам.

– Эй, Ваше, твой брат потерпел аварию в Лазенкуре.

Он велел тебе передать, что крестины откладываются.

И Дюкро размеренным шагом пошел дальше. Потом, искоса взглянув на Мегрэ, грубо, без обиняков спросил:

– Сколько получает человек вашего ранга?

– Не так уж много.

– Тысяч шестьдесят?

– Значительно меньше.

Дюкро нахмурился, еще раз взглянул на своего спутника, но на сей раз скорее с удивлением, чем с любопытством.

– А что вы думаете о моей жене? Считаете, что из‑за меня она несчастна?

– По правде говоря, нет. Вы или другой – какая разница! Она из тех женщин, что всегда остаются в тени и находят повод для страданий, как бы ни сложилась их судьба.

Очко в пользу Мегрэ: слова прямо‑таки ошеломили Дюкро.

– Скучная, вздорная, вульгарная женщина, – тяжело вздохнул он, – вся в мать: старуха живет тут поблизости, и вечно у нее глаза на мокром месте. Кстати, посмотрите, вон еще моя камнедробилка, самая мощная во всем Париже. Так какую вы, в общем, разрабатываете версию?

– Все.

Они шли все дальше под плеск воды и шум набережной. В утреннем воздухе пахло свежей влагой и смолой.

Временами им приходилось то обходить кран, то пропускать грузовик.

– Вы побывали на «Золотом руне»?

Прежде чем задать этот вопрос, Дюкро долго колебался, гораздо дольше, чем перед предыдущим, и тут же притворился, будто внимательно следит за маневрами каравана судов на Сене. К тому же вопрос вообще не имел смысла: еще из окна дома он видел, как Мегрэ поднимался на баржу.

Ответ комиссара был краток:

– Очень странная молодая мамаша.

Эффект от фразы оказался более чем внушительным.

Дюкро замер на месте; коротконогий, с толстой шеей, он казался быком, который вот‑вот бросится в атаку.

– Кто вам это сказал?

– Никто. Я сам видел.

– Ну и что? – спросил Дюкро, лишь бы не молчать, и, насупившись, заложил руки за спину.

– А ничего.

– Что она сама вам рассказала?

– Что вы хотели к ней зайти.

– Это все?

– Еще, что она вам не открыла. Вы как будто уверяли меня, что старик Гассен вам приятель? А мне думается, Дюкро…

Но Дюкро нетерпеливо буркнул:

– Вот кретин! Если бы я вас не остановил, эта бочка угодила бы вам прямехонько по ногам!

И, повернувшись к рабочему, который перекатывал бочки, Дюкро заорал:

– Ты что, повнимательней не можешь быть, болван?

Потом спокойно выбил трубку о каблук.

– Держу пари, вы вбили себе в голову, что ребенок от меня… Сознавайтесь! Вам ведь уже наговорили, что я ни одной юбки не пропускаю. Так вот, комиссар, на сей раз вы ошибаетесь.

Дюкро говорил непривычно мягко: что‑то в нем заметно изменилось, и он казался теперь не таким жестким и самоуверенным. С него как бы слетела спесь собственника, показывающего свои владения.

– У вас есть дети? – спросил он, снова искоса глянув на собеседника.

Мегрэ уже начал привыкать к этой его манере.

– Была дочка, но умерла.

– А у меня есть. Минутку! Я не прошу, чтобы вы мне обещали молчать, я просто набью вам морду, если, на свою беду, вы оброните об этом хоть одно слово. У меня было двое детей, о которых вы уже знаете: сначала девочка, такая же жалкая, как ее мать, потом мальчик. О нем я еще ничего не могу сказать, но, думается, из него вряд ли выйдет толк. Вы с ним встречались? Нет? Мальчик славный, застенчивый, хорошо воспитанный, ласковый и… нездоровый. Такие вот дела! Только у меня ведь есть еще дочь. Вы сейчас говорили о Гассене. Он славный человек, у него была удивительная жена, и все же я с ней спал. Он об этом ничего не знает. Если бы он что‑нибудь заподозрил, он был бы способен на все: он ведь до сих пор, как бывает в Париже, непременно идет с цветами к ней на кладбище. Это через шестнадцать‑то лет!

По мосту Турнель Дюкро и Мегрэ перешли на остров Сен‑Луи, казавшийся тихой провинцией. Когда они проходили мимо какого‑то кафе, оттуда вышел человек в фуражке речника и побежал за Дюкро. Они о чем‑то заговорили, а Мегрэ стоял в сторонке и думал: из головы у него не шел образ Алины, еще более загадочный, чем прежде.

И вот перед глазами комиссара возникла картина: по сверкающим каналам скользит «Золотое руно», за штурвалом стоит светловолосая девушка, по берегу бредут лошади, шагает старик, а прямо на смолистых, прогретых солнцем досках палубы или в гамаке растянулся выздоравливающий – не в меру прилежный студент.

– Ладно, в воскресенье в восемь, – крикнул где‑то сзади Дюкро и уже для Мегрэ добавил: – Небольшое сборище в Ножане у одного из моих людей – тридцать лет прослужил у меня на одном и том же судне.

Комиссару стало жарко. Они шли уже больше часа.

Торговцы открывали ставни лавок, по тротуарам спешили опаздывающие машинистки.

Дюкро молчал. Возможно, ждал, что Мегрэ снова начнет разговор с того места, где они остановились, но комиссар, казалось, о чем‑то задумался.

– Простите, что завел вас в такую даль. Вы знаете кафе на Новом мосту у памятника Генриху IV? Это недалеко от уголовной полиции. Держу пари, вы никогда не замечали, что оно кое‑чем отличается от прочих. Мы там собираемся каждый день. Пять‑шесть человек, иногда больше. Это у нас вроде фрахтовой биржи.

– Алина всегда была слабоумной?

– Она не слабоумна. Вы либо плохо смотрели, либо ничего в этом не смыслите. Это, скорее, что‑то вроде запоздалого развития. Да, да, мне врач объяснял. Ей девятнадцать, а развитие десятилетней девочки. Но она еще может наверстать упущенное. Врачи говорили, что, когда она… родит…

Это слово он произнес глухо, как бы стыдливо.

– Она знает, что вы – ее отец?

Дюкро вздрогнул, к щекам прилила кровь.

– Только ей этого не скажите! Во‑первых, она не поверит. А потом, нельзя, слышите, ни за что на свете нельзя, чтобы об этом догадался Гассен.

В этот час, если, конечно, он встал так же рано, как накануне, старый речник, по всей вероятности, уже сидел пьяный в одном из двух бистро.

– Вы полагаете, он ничего не подозревает?

– Уверен.

– И никто?..

– Об этом никто, кроме меня, не знал.

– Значит, вот почему «Золотое руно» задерживается на погрузке и разгрузке дольше других судов?

Это было столь очевидно, что Дюкро лишь пожал плечами. Но выражение его лица, тон сразу изменились.

– Сигару? И давайте не будем больше об этом.

– А если преступление совершено именно из‑за этого.

– Вранье! – твердо, почти с угрозой ответил Дюкро. – Давайте зайдем. Всего минуты на две.

Они уже подошли к кафе у памятника Генриху IV.

Посетители – простые речники – сидели, облокотясь на цинковую стойку. Но там была еще комната, отделенная от первой перегородкой. Дюкро вошел туда, пожал кое‑кому руки, но Мегрэ не представил.

– Это правда, что кто‑то согласился взять в Шарлеруа уголь по пятьдесят два франка?

– Да. Один бельгиец. У него трехмоторка.

– Официант! Бутылку белого! Вы ведь пьете белое?

Мегрэ кивнул. Он курил трубку, смотрел на прохожих, сновавших взад и вперед по Новому мосту, и рассеянно слушал разговор за столиком.

Немного погодя он заметил, что в комнате стало вдруг непривычно шумно, но не сразу сообразил, что это воет сирена на одном из судов, только воет не как обычно – два‑три гудка при подходе к мосту, – а надрывно, настойчиво, так что прохожие начали останавливаться, с удивлением, как и комиссар, прислушиваясь к гудку.

Первым поднял голову Дюкро. Двое речников выскочили на порог, где уже стоял Мегрэ.

Какое‑то дизельное судно, спускавшееся по течению, перед пролетом Нового моста замедлило свое движение и тут же дало задний ход, чтобы погасить скорость. А сирена все выла и выла; за штурвал встала женщина, а мужчина спрыгнул в лодку и стал грести к берегу.

– Это Франсуа! – определил кто‑то из речников.

Все двинулись к набережной и, пока лодка причаливала, уже стояли наверху каменной стены. Женщина за штурвалом с трудом удерживала длинное судно в нужном положении.

– Хозяин здесь?

– Он в кафе.

– Ему нужно передать, как‑нибудь поосторожнее, сам не знаю, как, только не сразу, его надо подготовить, что его сына…

– Чего‑чего?

– Его нашли мертвым… Там целая история… Он вроде бы…

И Франсуа сделал красноречивый жест над головой.

Дальше можно было не продолжать. К тому же с реки неслись свистки буксира, которому неподвижное судно мешало пройти, и Франсуа поспешно оттолкнул ялик от набережной.

Кучка людей, остановившихся было на мосту, разошлась; только на берегу, растерянно глядя друг на друга, остались трое речников. В дверях кафе показался Дюкро, пытаясь угадать, что происходит, и речники пришли в полное замешательство.

– Это что‑нибудь для меня?

Он так привык, что все делалось для него! Он ведь был из числа пяти‑шести хозяев этого царства воды.

Мегрэ не стал вмешиваться. Речники молчали, не зная, как начать, и подталкивали друг друга локтями, пока один, запинаясь, не пробормотал:

– Хозяин, вам нужно поскорее домой. Там…

Второй, насупившись, смотрел на Мегрэ.

– Что там такое?

– У вас…

– Что еще у меня?

Дюкро разозлился, как будто заподозрил их всех в чем‑то дурном.

– Месье Жан…

– Да говори же, идиот!

– Умер.

Порог кафе на Новом мосту заливало яркое солнце, на стойке искрились стаканы с сухим вином, возле стоял хозяин в рубашке с засученными рукавами, а позади пестрела целая выставка разноцветных пачек сигарет.

Дюкро обвел всех пустым взглядом, словно до него так и не дошел смысл сказанного. Грудь у него раздулась, но с губ не слетело ни звука; он только ухмыльнулся.

– Вранье, – сказал он, но веки его набрякли.

– Передал Франсуа, он идет вниз, а здесь остановился, чтобы сказать…

Этот коротышка был так крепок, так силен, что никто не осмелился выразить ему соболезнование.

Потом он обратил к Мегрэ тоскливый взгляд, втянул носом воздух и бросил:

– Вот не было печали!

Но хотя он произнес эти слова, чтобы убедить Мегрэ в своей несокрушимости, лицо его выражало лишь жалкую ребяческую заносчивость. Взмахом руки он остановил такси. Сесть в машину комиссару даже не предложил – это разумелось само собой. Равно как и то, что всю дорогу они будут молчать.

– Шарантонский шлюз.

Они ехали по берегу Сены, где часом раньше Дюкро рассказывал комиссару о жизни каждого судна, о каждом причальном кольце. Он и теперь смотрел на них, но не видел, и, только когда показались решетки Берси, вдруг воскликнул:

– Маленький кре…!

Последний слог он недоговорил, в голосе послышалось рыдание, но усилием воли Дюкро его подавил, и тут они подъехали к дверям дома.

На пристани все стало другим. Прежде всего здесь было тихо. На набережной бестолково толпились рабочие. При появлении Дюкро смотритель шлюза отпустил рукоять и снял фуражку. Один из старших мастеров поджидал хозяина на пороге дома.

– Это ты остановил дробилку?

– Я думал…

Дюкро первым ступил на лестницу. За ним Мегрэ.

Где‑то выше слышались шаги, голоса. На втором этаже открылась дверь, и Жанна Дюкро бросилась к мужу.

Она едва держалась на ногах. Дюкро подхватил ее, глазами поискал для нее опору и, словно куль, сунул в руки толстой, сопящей соседки.

Они пошли дальше. Но странно: на лестнице Дюкро вдруг обернулся – ему зачем‑то понадобилось убедиться, что Мегрэ все еще следует за ним.

Между четвертым и пятым этажами встретился комиссар окружного управления полиции; он спускался вниз со шляпой в руке и при виде Дюкро начал было:

– Господин Дюкро, позвольте мне выразить…

– К чертовой матери!

И, отстранив его, продолжал подниматься.

– Комиссар, я…

– Потом, – буркнул Мегрэ.

– Он оставил письмо, в котором…

– Давайте сюда.

Он буквально на лету подхватил письмо и сунул в карман.

Сейчас средоточием всего был один‑единственный человек: он тяжело, с хрипом дыша взошел по лестнице и остановился перед дверью с медной ручкой. Дверь тотчас отворилась.

Это была мансарда. В комнате стояли стол с книгами и кресло, обитое таким же красным плюшем, что и внизу.

У стола врач подписывал предварительное заключение и не успел помешать Дюкро сорвать простыню, прикрывавшую тело сына.

Все молчали. Казалось, что Дюкро всего лишь невероятно поражен, как бывает, когда видишь что‑то непонятное.

Он порывисто нагнулся к покойному, видимо намереваясь обнять его. Но не сделал этого, словно испугавшись. Выпрямился, отвел от сына глаза. Посмотрел на потолок, потом на дверь.

– На окне, – тихо пояснил врач.

Жан повесился на рассвете. Обнаружила это служанка родителей, обычно приносившая в мансарду первый завтрак.

И тут Дюкро вновь доказал, что он человек необычайного самообладания: повернувшись к Мегрэ, он коротко бросил:

– Письмо!

Значит, совершая это страшное восхождение по лестнице, он все видел и все слышал!

Мегрэ вынул из кармана письмо. Дюкро взял его, охватил одним взглядом и бессильно опустил руки. Письмо упало на пол.

– Как можно быть таким дураком!

И все. Именно это он и подумал. Так горе выплеснулось из глубины его сердца, и это было пострашнее бесконечных излияний.

– Да читайте же! – крикнул он Мегрэ, разозлившись, что тот недостаточно быстро поднял записку.

«Покушение на отца совершил я и теперь наказываю себя. Пусть мама не отчаивается».

Дюкро глухо засмеялся.

– Представляете себе?

Он дал врачу снова накрыть тело и теперь не знал, что ему делать – оставаться в комнате или спуститься к себе, сесть или двигаться.

– Все это вранье, – сказал он.

Потом положил Мегрэ на плечо руку, большую, тяжелую, усталую.

– Пить хочу.

Лоб у него совсем взмок от пота, волосы на висках слиплись, на скулах проступили синие тени.

Оставить свой комментарий

Пожалуйста, введите ваше имя

Ваше имя необходимо

Пожалуйста, введите действующий адрес электронной почты

Электронная почта необходима

Введите свое сообщение

Европейский, криминальный © 2014 Все права защищены

История пиратства